РАЗЪЯСНЕНИЯ ПОЛОЖЕНИЙ ГРАЖДАНСКОГО И ИНЫХ КОДЕКСОВ РФ

1. Пленум ВАС РФ разъяснил положения Гражданского кодекса РФ, касающиеся уменьшения судом размера неустойки
2. Оговорка о применимом праве может быть сделана с помощью указания на нормативные акты другой страны
3. ВАС РФ подготовил проект информационного письма по вопросам исключения участника из общества с ограниченной ответственностью
4. Если решение о взыскании за счет денежных средств налогоплательщика принято в порядке ст. 46 НК РФ, инкассовые поручения можно направить в течение годичного срока, предусмотренного ст. 47 НК РФ
1. Пленум ВАС РФ разъяснил положения Гражданского кодекса РФ, касающиеся уменьшения судом размера неустойки
10 января на официальном сайте ВАС РФ размещено Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации» (далее — Постановление N 81). Рассматриваемые положения Гражданского кодекса РФ касаются уменьшения судом размера неустойки в случае ее явного несоответствия последствиям нарушения обязательства. В Постановлении N 81 нижестоящим судам разъяснены спорные вопросы, возникающие при рассмотрении дел о снижении размера неустойки: возможно ли уменьшение неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ по инициативе суда или лишь при наличии заявления ответчика, до какого минимального размера может быть снижена неустойка и др.
1.1. Уменьшение неустойки: право или обязанность суда
Отметим, что на некоторые спорные вопросы, касающиеся уменьшения размера неустойки, ВАС РФ уже обращал внимание. Так, в Информационном письме от 14.07.1997 N 17 (1) Президиум ВАС РФ дал рекомендации нижестоящим судам по разрешению соответствующих споров. В Постановлении N 81 не только разъяснены неоднозначные вопросы, но и отражено изменение позиции ВАС РФ по некоторым из них. Рассмотрим наиболее значимые положения.
Ранее ВАС РФ указывал следующее: если арбитражный суд приходит к выводу о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, то он по своей инициативе уменьшает ее размер независимо от того, заявлял ли такое ходатайство ответчик (п. 1 Информационного письма от 14.07.1997 N 17).
Подобной точки зрения придерживается и Конституционный Суд РФ: предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательства является одним из правовых способов защиты от злоупотребления правом свободного определения размера неустойки (Определение от 22.12.2000 N 263-О). На этом основании Конституционный Суд РФ приходит к выводу, что в ч. 1 ст. 333 ГК РФ речь идет не о праве суда, а о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба, причиненного в результате конкретного правонарушения (2).
Однако впоследствии позиция ВАС РФ по конкретным делам, рассматриваемым в порядке надзора, изменилась и стала расходиться с разъяснениями, данными ранее в Информационном письме от 14.07.1997 N 17 и Определении КС РФ от 22.12.2000 N 263-О. Так, например, в Постановлении от 31.05.2005 N 16697/04 Президиум ВАС РФ указал, что ст. 333 ГК РФ предоставляет суду право уменьшить подлежащую уплате неустойку, если она явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, но не обязывает его сделать это. В Постановлении от 13.01.2011 N 11680/10 Президиум ВАС РФ отметил, что уменьшение неустойки судом в рамках своих полномочий при отсутствии соответствующего заявления должника не должно допускаться, так как это противоречит принципу осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ), а также принципу состязательности (ст. 9 АПК РФ).
В связи с изменившейся позицией ВАС РФ по рассматриваемому вопросу в Постановлении N 81 нижестоящим судам даются следующие разъяснения: неустойка может быть снижена судом на основании ст. 333 ГК РФ только при наличии соответствующего заявления ответчика. Иными словами, при отсутствии требования ответчика об уменьшении размера неустойки суд по своей инициативе не вправе ее снижать, даже если придет к выводу о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства. ВАС РФ обосновывает свою позицию принципом осуществления гражданских прав своей волей и в своем интересе (ст. 1 ГК РФ).
1.2. В какой инстанции может быть решен вопрос об уменьшении размера неустойки
Согласно п. 1 Информационного письма от 14.07.1997 N 17 вопрос о применении ст. 333 ГК РФ может быть решен в любой инстанции. Однако Постановление N 81 предоставляет ответчику право заявлять о явной несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства исключительно при рассмотрении дела по правилам первой инстанции. По смыслу норм Арбитражного процессуального кодекса РФ это означает, что ответчик может подать соответствующее заявление в следующих случаях:
— при рассмотрении дела в суде первой инстанции;
— если имеются предусмотренные ч. 4 ст. 270 АПК РФ основания для отмены судебного решения судом апелляционной инстанции. После их выявления данный суд переходит к рассмотрению дела по правилам первой инстанции.
Если при рассмотрении дела в первой инстанции суд не снизил неустойку либо неустойка снижена, но стороны не согласны с таким решением, то суд апелляционной инстанции по жалобе одной из сторон решает вопрос о соразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства, исходя из имеющихся в деле материалов и дополнительно представленных доказательств.
Суд кассационной инстанции не вправе, ссылаясь на несоответствие последствиям нарушения обязательства, снижать взысканную неустойку или увеличивать ее размер. Также кассационный суд не может отменить или изменить решение суда первой инстанции или постановление апелляционного суда в части снижения неустойки с направлением дела на новое рассмотрение в соответствующий арбитражный суд. Как разъясняет ВАС РФ, это невозможно, поскольку определение судом конкретного размера неустойки не является выводом о применении нормы права.
Однако суд кассационной инстанции по жалобе кредитора вправе довзыскать неустойку в двух случаях:
— если нижестоящий суд снизил неустойку по собственной инициативе в отсутствие соответствующего заявления, поданного ответчиком при рассмотрении дела по правилам первой инстанции;
— если ввиду неправильного применения судом первой или апелляционной инстанции ст. 333 ГК РФ размер взысканной неустойки оказался ниже однократной учетной ставки Банка России.
1.3. Пределы снижения неустойки, явно несоразмерной последствиям нарушения обязательства
Гражданский кодекс РФ, предоставляя возможность уменьшить неустойку, не указывает при этом, до какого предела суд может ее снизить. Данный вопрос также разъясняется в Постановлении N 81.
Заметим, что в настоящее время суды при установлении предела снижения неустойки, явно несоразмерной последствиям нарушения обязательства, руководствуются одним из двух подходов.
Некоторые суды придерживаются следующей позиции: поскольку минимальный размер неустойки законодательно не установлен, то ее необходимо снижать до предела, при котором она перестает быть явно несоразмерной. Эту границу суд определяет, исходя из обстоятельств конкретного дела и по своему внутреннему убеждению. Таким образом, подход к вопросу о пределах уменьшения размера неустойки является оценочным (3).
Большинство арбитражных судов уменьшают размер неустойки на основании ст. 333 ГК РФ, исходя из действующей ставки рефинансирования ЦБ РФ. Суды руководствуются тем, что учетная ставка Банка России по существу представляет собой наименьший размер платы за пользование денежными средствами в российской экономике и является критерием минимального размера потерь кредитора по денежным обязательствам. В связи с этим уменьшение неустойки до уровня ниже ставки рефинансирования возможно только в исключительных случаях, а по общему правилу не должно допускаться, поскольку такая неустойка не может быть явно несоразмерной последствиям просрочки уплаты денежных средств (4).
Для формирования единообразной судебной практики по применению ст. 333 ГК РФ Пленум ВАС РФ предлагает руководствоваться следующим. Чтобы определить, подлежит ли неустойка снижению и до какого предела, суды должны рассчитать величину неустойки, достаточную для компенсации потерь кредитора. При ее определении можно исходить из двукратной учетной ставки ЦБ РФ, существовавшей в период нарушения. Однако стороны могут обосновать и иную сумму неустойки. Так, каждая сторона вправе представить доказательства того, что средний размер платы по краткосрочным кредитам на пополнение оборотных средств, выдаваемым кредитными организациями хозяйствующим субъектам по месту нахождения должника в период нарушения денежного обязательства, выше или ниже двукратной ставки рефинансирования в тот же период.
Уменьшение судом неустойки до размера ниже определенного указанным способом допускается только в исключительных случаях. При этом минимальная сумма взыскиваемой неустойки не может быть меньше той, которая была бы начислена на сумму долга исходя из однократной учетной ставки ЦБ РФ. Однако, как разъясняет ВАС РФ, суд вправе уменьшить неустойку даже до размера ниже ставки рефинансирования Банка России. Такое снижение возможно на основании соответствующего заявления ответчика только в экстраординарных случаях, когда убытки кредитора компенсируются за счет того, что размер платы за пользование денежными средствами по условиям договора значительно превышает обычно взимаемые при таких обстоятельствах проценты.
В Постановлении N 81 рассмотрены и иные вопросы, которые возникают при разрешении судами споров об уменьшении неустойки, явно несоразмерной последствиям нарушения обязательства.
Так, списание по требованию кредитора неустойки со счета должника в соответствии с п. 2 ст. 847 ГК РФ не лишает последнего права обратиться с заявлением о применении к списанной неустойке положений ст. 333 ГК РФ. Должник в таком случае может потребовать возврата излишне уплаченной суммы как неосновательного обогащения (ст. 1102 ГК РФ). Однако, если подлежащая уплате неустойка перечислена должником добровольно, он не вправе требовать ее снижения. При этом должник не лишается права доказывать, что перечисление денежных средств не было добровольным, то есть было совершено под влиянием действий или выраженных намерений кредитора, злоупотребляющего своим доминирующим положением.
Также Пленум ВАС РФ обращает внимание на следующее: если в качестве меры ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства должник обязуется передать кредитору вещи, определенные общими родовыми признаками, суд вправе уменьшить их количество по правилам ст. 333 ГК РФ.
Еще одно разъяснение касается применения по аналогии закона ст. 333 ГК РФ к мерам ответственности за неисполнение договора, обеспеченного задатком (п. 2 ст. 381 ГК РФ). Так, при взыскании с ответчика двойной суммы полученного им задатка суд вправе по его заявлению уменьшить половину указанной суммы на основании ст. 333 ГК РФ. Если договор не исполнила сторона, предоставившая задаток, то она также может заявить о применении в отношении оставшегося у другой стороны задатка правил об уменьшении неустойки. Реализовать такое право можно в том числе и путем предъявления самостоятельного требования о возврате переплаты как неосновательного обогащения.
Документ:
Постановление Пленума ВАС РФ от 22.12.2011 N 81
«О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»
2. Оговорка о применимом праве может быть сделана с помощью указания на нормативные акты другой страны
11 января 2012 г. на официальном сайте ВАС РФ было размещено Постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 N 6417/11 (далее — Постановление) по делу о включении требований в реестр требований кредиторов. С заявлением обратился кредитор, который заключил с обществом с ограниченной ответственностью договор поручительства. По этому договору поручитель обязался исполнить денежное обязательство в случае просрочки исполнения обязательства основным должником. Основной должник не исполнил обязательство, и кредитор обратился к основному должнику и одновременно к поручителю, определив срок, к которому обязательство должно быть исполнено. Однако ни основной должник, ни поручитель не выполнили требований. После этого кредитор обратился с заявлением о включении данных требований в реестр требований кредиторов (в отношении поручителя была начата процедура банкротства).
В договоре поручительства стороны указали, что к спорам по договору должны применяться правовые акты Латвийской республики. Суд первой инстанции требования кредитора удовлетворил. Однако суды апелляционной и кассационной инстанций отказали кредитору на том основании, что он обратился в суд после истечения года с момента первого обращения к поручителю. Как отметили суды, в соответствии с п. 4 ст. 367 ГК РФ поручительство прекращается после истечения года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства, если срок поручительства не определен и кредитор не предъявил иск к поручителю. В данном же деле прошло практически два года с момента наступления срока исполнения обязательства до обращения в суд.
В отношении выбора сторонами применимого права иностранного государства апелляционный и кассационный суды обратили внимание, что стороны не указали, право какого государства подлежит применению к их правам и обязанностям по договору поручительства. Вследствие этого суды применили при рассмотрении данного дела право Российской Федерации.
В постановлении апелляционного суда отмечается, что по смыслу п. 1 ст. 1210 ГК РФ стороны должны были при заключении договора или позже в дополнительном соглашении указать, право какого государства применяется к их обязательственным правоотношениям. При этом ссылка на «правовые акты» Латвийской республики, по мнению суда, не является соглашением сторон о применяемом праве, тем более что указания на какие-либо конкретные правовые акты в договоре отсутствуют. Кассационный суд позицию апелляционного суда по данному вопросу полностью поддержал.
Президиум ВАС РФ отменил постановления судов апелляционной и кассационной инстанций и оставил в силе решение суда первой инстанции. Свою позицию Президиум ВАС РФ обосновал следующим образом. В силу п. 2 ст. 1210 ГК РФ соглашение сторон о выборе подлежащего применению права должно быть прямо выражено или должно определенно вытекать из условий договора либо совокупности обстоятельств дела. Воля сторон выражена в прямо, поскольку в договоре поручительства определенно указано на применение нормативных актов Латвийской Республики. Каких-либо специальных требований к терминологии, используемой в оговорке о применимом праве, закон не предусматривает.
Нормы ст. 190 ГК РФ и п. 4 ст. 367 ГК РФ нельзя признать нормами права, которые регулируют соответствующие отношения независимо от права, подлежащего применению в соответствии с соглашением сторон. Таким образом, Президиум ВАС РФ пришел к выводу, что в данном деле должен применяться не Гражданский кодекс РФ, а Гражданский закон Латвийской Республики. В ст. 1715 названного закона установлено, что если поручитель взял на себя обязательство на определенное время, то он отвечает только в течение этого времени. Следовательно, срок действия поручительства может быть ограничен при непосредственном указании на это в договоре поручительства, а в данном договоре поручительства подобное ограничение отсутствует.
Вступившие в законную силу судебные акты арбитражных судов со схожими фактическими обстоятельствами, принятые на основании норм права в истолковании, расходящемся с данным Постановлением, могут быть пересмотрены на основании п. 5 ч. 3 ст. 311 АПК РФ, если для этого нет других препятствий.
Документ:
Постановление Президиума ВАС РФ от 04.10.2011 N 6417/11 по делу N А40-26764/10-101-99Б, А40-27719/10-101-106Б
Заявление о включении требований кредитора в реестр требований кредиторов должника в рамках дела о банкротстве должника удовлетворено правомерно, поскольку требование подтверждено документально и основано на действующем договоре поручительства.
3. ВАС РФ подготовил проект информационного письма по вопросам исключения участника из общества с ограниченной ответственностью
На сайте ВАС РФ размещен проект информационного письма «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью» (далее — проект). В нем содержатся рекомендации, которыми арбитражные суды смогут руководствоваться при рассмотрении исков об исключении участника общества в соответствии со ст. 10 Федерального закона от 08.02.1998 N 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью» (далее — Закон об ООО). Данная статья позволяет по иску участников (участника) ООО, доля которых в совокупности составляет 10 процентов уставного капитала, исключить из общества участника, если тот грубо нарушает свои обязанности либо своими действиями (бездействием) делает невозможной деятельность общества или существенно ее затрудняет.
Из текста ст. 10 Закона об ООО можно сделать вывод, что данная статья имеет широкое применение, поскольку нет четких критериев того, какие именно действия участника общества являются основаниями для его исключения. Некоторые разъяснения содержатся в подп. «б» п. 17 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 90, Пленума ВАС РФ N 14 от 09.12.1999 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об обществах с ограниченной ответственностью». В нем указано, что под действиями (бездействием) участника, которые делают невозможной деятельность общества либо существенно ее затрудняют, следует, в частности, понимать систематическое уклонение без уважительных причин от участия в общем собрании участников общества, лишающее общество возможности принимать решения по вопросам, требующим единогласия всех его участников.
В проекте ВАС РФ обозначил еще целый ряд действий участника, которые могут трактоваться судами в качестве оснований для его исключения из общества.
Необходимо отметить следующее: проект содержит указание на то, что участник ООО может быть исключен, если он причинил обществу вред, тем самым сделав его деятельность невозможной или существенно затруднив ее. При этом в ст. 10 Закона об ООО такое основание для исключения участника, как причинение обществу вреда, отсутствует, а указывается только на невозможность (существенное затруднение) ведения им деятельности. ВАС РФ объясняет добавление такого основания для исключения участника тем, что на нем лежит обязанность не причинять обществу вред, нарушение которой и является основанием для исключения.
Участник может причинить вред обществу либо в связи с осуществлением своих прав участника, либо независимо от их осуществления. Данное разделение является ключевым для всей структуры документа ввиду того, что большую часть судебных примеров можно отнести к одной из двух вышеперечисленных категорий.
Более того, поскольку проект не является официальным документом, некоторые примеры содержат две противоположные трактовки обоснований. Так, по одной трактовке участник общества может быть исключен только за причинение обществу вреда при осуществлении своих прав участника. По другой — исключение участника допускается в большем количестве случаев и главным условием является причинение вреда обществу.
В зависимости от обстоятельств причинения участником ООО вреда обществу рассматриваемые судом споры согласно проекту делятся на две категории.
Первая категория — это дела, связанные с реализацией участником общества своих прав участника. Речь идет о случаях, когда участник ООО: систематически уклоняется от участия в общем собрании; участвует в общем собрании, но при этом немотивированно воздерживается от голосования; голосует за явно невыгодное для общества решение и др.
Важнейшим условием для исключения участника по основаниям, связанным с реализацией его прав участника, является причинно-следственная связь между действиями участника и неблагоприятными последствиями для общества. Такая связь проявляется, например, в невозможности для общества совершить крупную сделку без принятия участниками решения, осуществлять хозяйственную деятельность без избрания единоличного исполнительного органа и т.д. В любом случае проект ориентирует суды на детальное изучение всех обстоятельств дела. Например, при разрешении вопроса правомерности голосования участника против кандидатуры на должность единоличного исполнительного органа суду рекомендуется исследовать вопрос о том, выносились ли на голосование иные кандидатуры.
Обратим внимание, что по делам, входящим в первую категорию споров, в судебной практике встречаются различные позиции. Например, если для обоснования исключения участника истцы ссылаются на результаты его голосований на общих собраниях, арбитражные суды могут придерживаться двух подходов. Чаще всего встречается позиция, в соответствии с которой выражение участником своего мнения при голосовании на общем собрании не может быть причиной исключения (см., например, Постановления ФАС Московского округа от 04.03.2008 N КГ-А40/901-08-1,2 по делу N А40-12777/07-81-95, ФАС Волго-Вятского округа от 02.11.2010 по делу N А43-42816/2009).
Другая позиция судов выражается в следующем: если участник многократно голосует против определенной кандидатуры, что делает невозможными назначение единоличного исполнительного органа и ведение обществом деятельности, тогда участника можно исключить. Данный подход на практике менее распространен, но именно его в проекте предлагается поддержать (Федеральный арбитражный суд Поволжского округа, Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа «Рекомендации Научно-консультативного совета по вопросам применения норм корпоративного законодательства и норм законодательства о несостоятельности (банкротстве)», ч. 3 вопроса 11).
Вторая категория дел касается споров, которые вытекают из различных отношений участника с обществом, не связанных напрямую с осуществлением участником своих прав участника. Участник может вступать с обществом в различные отношения: наниматься на работу по трудовому договору, выполнять функции единоличного исполнительного органа либо обращаться в государственные или муниципальные органы для проведения проверок в отношении ООО. Иногда участник своими действиями, не связанными с осуществлением прав участника, создает существенные затруднения в деятельности общества или делает ее невозможной (например, в должности главного бухгалтера или единоличного исполнительного органа). Но при этом, как видно из текста ст. 10 Закона об ООО, возможность исключить участника из общества вне связи с его правами участника является достаточно широкой трактовкой данной статьи. Поэтому практически для всех подобных случаев в проекте содержатся альтернативные варианты рекомендаций.
Исключение составляет только случай, когда участника требуют исключить за то, что он многократно обращается в государственные и муниципальные органы с жалобами на общество. Участник может быть исключен из общества, только если суд докажет следующее: при обращении в соответствующие органы участник знал или должен был знать, что сообщает недостоверную информацию.
Отметим, что судебная практика арбитражных судов по делам, входящим во вторую категорию, противоречива. Например, к тем случаям, когда истцы требуют исключить участника общества за действия, совершенные им в качестве единоличного исполнительного органа, у арбитражных судов складывается два прямо противоположных подхода. Одни суды полагают, что участник ООО по таким искам может быть исключен (Постановления ФАС Московского округа от 27.01.2011 N КГ-А40/15696-10 по делу N А40-37070/10-62-358, от 20.05.2011 N КГ-А41/4634-11 по делу N А41-14997/10, ФАС Восточно-Сибирского округа от 30.08.2007 N А74-16/07-Ф02-5804/07 по делу N А74-16/07). Другие суды считают, что за подобные действия участника исключить нельзя (Постановления ФАС Поволжского округа от 17.04.2009 по делу N А55-9233/2008, ФАС Северо-Западного округа от 24.05.2011 по делу N А56-13965/2010).
Информационное письмо, которое будет издано на основе проекта, внесет некоторую ясность в данный вопрос. ВАС РФ сформирует единую позицию, которой в дальнейшем смогут придерживаться другие арбитражные суды.
Отдельно в проекте рассматривается случай исключения участника, обладающего долей в размере более 50 процентов уставного капитала. По этому вопросу существуют две позиции, одна из которых, вероятно, будет представлена в окончательной редакции информационного письма. По одной из версий данного разъяснения участник может быть исключен из общества независимо от размера доли в уставном капитале. По другой — участник, обладающий долей в размере более 50 процентов уставного капитала, может быть исключен из ООО, только если участники в соответствии с уставом не имеют права свободного выхода из общества.
Проект был размещен на сайте ВАС РФ 27 декабря 2011 г.
Документ:
Проект информационного письма «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами споров, связанных с исключением участника из общества с ограниченной ответственностью»
4. Если решение о взыскании за счет денежных средств налогоплательщика принято в порядке ст. 46 НК РФ, инкассовые поручения можно направить в течение годичного срока, предусмотренного ст. 47 НК РФ
В соответствии с п. 3 ст. 46 НК РФ решение о принудительном взыскании налога принимается после истечения срока, установленного в требовании о его уплате, но не позднее двух месяцев после истечения этого срока. До 2 сентября 2010 г. в п. 4 той же статьи было указано, что поручение налогового органа на перечисление сумм налога в бюджет направляется в банк, в котором открыты счета налогоплательщика, в течение одного месяца со дня принятия решения о взыскании. В редакции нормы, действующей на данный момент, такого указания нет. В случае отсутствия или нехватки средств на счетах налогоплательщика налоги взыскиваются за счет его имущества в порядке, установленном ст. 47 НК РФ, в которой указано, что решение о взыскании принимается в течение одного года после окончания срока исполнения требования об уплате налога.
ФАС Волго-Вятского округа рассмотрел спор о том, как соотносятся данные нормы при взыскании налога со счетов компании, признанной банкротом, по истечении срока, установленного ст. 46 НК РФ.
Предприятие было признано несостоятельным (банкротом) в судебном порядке и в отношении него было открыто конкурсное производство. В связи с наличием у налогоплательщика задолженности по налогам инспекция направила в его адрес требования о ее уплате. Предприятие в добровольном порядке указанные требования не исполнило, из-за чего налоговый орган принял решение о взыскании налога за счет денежных средств на счетах налогоплательщика и повторно направил в банки инкассовые поручения, на основании которых налоги были взысканы в бюджет. Предприятие не согласилось с действиями налогового органа по выставлению инкассовых поручений и обратилось с заявлением в арбитражный суд.
Суды всех трех инстанций сочли действия налогового органа правомерными, однако налогоплательщик настаивал на том, что суды неправильно применили п. 3 ст. 46, ст. 47 НК РФ, а также не применили п. 24 Постановления Пленума ВАС РФ от 22.06.2006 N 25. По мнению предприятия, предусмотренный ст. 46 НК РФ 60-дневный срок применяется ко всей процедуре бесспорного взыскания налога и включает срок направления инкассовых поручений в банк, поэтому инспекция неправомерно направила повторные инкассовые поручения после истечения названного срока. Годичный срок установлен в ст. 47 НК РФ в отношении взыскания налога за счет имущества налогоплательщика и не распространяется на взыскание налога за счет денежных средств на счетах налогоплательщика.
ФАС Волго-Вятского округа, рассматривавший данный спор в кассации, пришел к противоположным выводам. Суд отметил, что в силу п. 3 ст. 46 НК РФ решение о взыскании принимается после истечения срока, установленного в требовании об уплате налога, но не позднее двух месяцев после истечения указанного срока. Однако при недостаточности или отсутствии денежных средств на счетах налогоплательщика или при отсутствии информации о его счетах налоговый орган вправе взыскать налог за счет иного имущества налогоплательщика в соответствии со ст. 47 НК РФ (п. 7 ст. 46 НК РФ). Решение о взыскании налога за счет имущества налогоплательщика принимается в течение одного года после истечения срока исполнения требования об уплате налога. Таким образом, в ст. ст. 46 и 47 НК РФ установлена единая и последовательная процедура бесспорного взыскания налога и пеней. Поэтому налоговый орган, своевременно приняв решение об обращении взыскания на денежные средства организации в порядке ст. 46 НК РФ, вп! раве направить в банк инкассовые поручения не позднее годичного срока, предусмотренного п. 1 ст. 47 НК РФ. В результате перевыставления инкассовых поручений двойного взыскания налога не допущено.
В практике встречаются и противоположные решения: см., например, Постановления ФАС Северо-Кавказского округа от 11.03.2011 N А25-827/2010, от 10.02.2009 N А32-4608/2008-63/85.
Документ:
Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.12.2011 N А82-473/2011
___________
1 Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14.07.1997 N 17 «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»
2 Определение Конституционного Суда РФ от 21.12.2000 N 263-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наговицына Юрия Александровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации».
3 Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 26.01.2011 по делу N А31-343/2010; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 14.02.2011 по делу N А43-11759/2010; Постановление Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 18.02.2011 N 18АП-729/2011 по делу N А07-15309/2010.
4 Постановление Президиума ВАС РФ от 13.01.2011 N 11680/10 по делу N А41-13284/09; Определение ВАС РФ от 17.05.2011 N ВАС-5841/11 по делу N А20-176/2010; Постановление ФАС Дальневосточного округа от 29.03.2011 N Ф03-795/2011 по делу N А73-8087/2010; Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 02.03.2011 N 09АП-804/2011-ГК по делу N А40-98408/10-22-886; Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 27.01.2010 по делу N А43-7523/2009; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 12.01.2006 N А33-5191/05-Ф02-6670/05-С2; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.06.2005 N А33-14254/04-С1-Ф02-2771/05-С2; Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 03.03.2005 N А58-3280/03-Ф02-787/05-С2.
Обзор подготовлен специалистами компании «Консультант Плюс»
http://www.consultant.ru

АДВОКАТСКАЯ ПАЛАТА СВЕРДЛОВСКОЙ ОБЛАСТИ